Выберите категорию

×

Ненцы

На Таймыре представлена восточная часть тундровых ненцев. Они подразделяются на береговых (мигрировали с запада в XVII в.) и обдорских ненцев, пришедших в XIX в.

Ненцы (ненэй, ненэц — «настоящий человек», не, хасова) — коренной народ севера России. Единственный северный этнос, имеющий три национальных административно-территориальных образования: Ненецкий автономный округ (образован в 1929 г.) в Архангельской области, Ямало-Ненецкий автономный округ (образован в 1930 г.) в Тюменской области и Таймырский Долгано-Ненецкий муниципальный район в Красноярском крае. По данным переписи населения 2010 г., в России проживают 44 640 ненцев.

Выделяют две этнографические группы: тундровые (9/10 всех ненцев) и лесные ненцы. Говорят на ненецком языке самодийской группы уральской языковой семьи. Различают два диалекта: тундровый (наиболее распространенный) и лесной (ок. 2 тыс. носителей). Письменность с 1932 г. — первоначально на основе латинской, а с 1937 г. — русской графики.

Термин «ненец» введен в официальное употребление в 1930 г. До этого пользовались устаревшим названием — самоеды, юраки. Верующие ненцы — православные, однако многие придерживаются традиционных культов (анимизм, шаманизм).

Считается, что ненцы являются потомками древнего самодийского населения лесостепных областей Прииртышья и Притоболья. Под натиском кочевников, гуннов и тюрок они мигрировали в конце I тыс. до н. э. на север, в таежные и тундровые районы Заполярья и Приполярья, ассимилировав местное аборигенное население, известное в фольклоре ненцев под именем сихиртя — охотников на дикого оленя и морских зверобоев.

В дальнейшем часть ненцев продвинулась из низовьев Оби на запад до Белого моря, другая — на восток до Енисея. Последняя волна переселенцев с Ямала пришла на Таймыр в XIX в. Здесь при взаимодействии с аборигенами — энцами — сложилась особая енисейская группа ненцев.

Традиционные занятия ненцев: крупнотабунное оленеводство, охота и рыболовство. В советское время существовали крупные оленеводческие колхозы и совхозы. Для ненецких оленеводов свойственны длинные сезонные перекочевки по системе: летом — на север, подальше от назойливой мошки, зимой — на более теплый юг, в зону лесотундры. Используется оленегонная лайка — особая порода собак, обученных охранять оленей и управлять их движением по команде хозяина.

Зимой и летом оленеводы передвигались на нартах, запряженных несколькими оленями, садились на нарты всегда слева, ведущего оленя запрягали тоже слева. Нарты высокие (самодийского типа), различных видов: грузовые и легковые, мужские и женские, под оленьи и под собачьи упряжки (последние чаще использовали полуоседлые рыбаки и охотники, в т. ч. в низовьях Енисея). Упряжки управлялись с помощью одной вожжи и длинного шеста — хорея, с шариком из мамонтовой кости. При перекочевке из 5–6 грузовых нарт, привязанных цугом, одна за другой, образуется целый санный поезд — аргиш.

Охотятся ненцы на дикого северного оленя и пушного зверя (песец, горностай, лисица, полярный волк и др.). Орудия охоты: покупные капканы или самодельные пасти (ловушки давящего типа), огнестрельное оружие. При охоте на оленя применялись коллективные поколки (массовый забой оленей на водных переправах), индивидуальная охота с домашним оленем-манщиком, охота с помощью ставных луков-самострелов, преследование оленя на лыжах или на нартах, охота с помощью маскировочного щитка.

Кочевое стойбище ненцев состояло из нескольких чумов, принадлежащих родственным семьям, совместно выпасавшим стадо. Основу традиционного жилища кочевников — чума (мя) — составляли еловые шесты от 5 до 7 м высотой. В зависимости от размеров чума менялось и число шестов — от 25 до 50. Покрытия для чумов (нюки) шьются из оленьих шкур. Для зимы используются двойные покрышки. В настоящее время летом покрытием нередко служит брезент. Костер в центре чума сейчас заменяют металлической переносной печкой с трубой. В стационарных поселках дома ненцев ничем не отличаются от домов русских и других народов, они строятся по типовым проектам. Особенностью северных факторий является отсутствие дворов, подсобных помещений, заборов.

Иллюстрация из книги Паули Густав-Федора Христиановича «Этнографическое описание народов России». Издательство: Тип. Ф. Беллизард, Санкт-Петербург, 1862 г. (репринт 2007 г.) Иллюстрация из книги Паули Густав-Федора Христиановича «Этнографическое описание народов России». Издательство: Тип. Ф. Беллизард, Санкт-Петербург, 1862 г. (репринт 2007 г.)

Традиционная мужская одежда — малица из оленьих шкур мехом внутрь. Зимняя малица имеет широкий подол из темного меха. К ней пришивается откидной капюшон из пыжиков мехом наружу и внутрь, а к рукавам — рукавицы. Поверх малицы надевают матерчатую накидку. Выезжая на промысел в холодное время, поверх малицы надевают сокуй, сшитый из двух шкур взрослых оленей мехом наружу. Мужские зимние штаны шьют из выделанных пыжиков. Концы штанов заправляют в меховые чулки. Зимней мужской обувью служат бакари или пимы из оленьего камуса.

Верхняя женская одежда состоит из меховой шубы-парки. Капорообразные шапки шились из оленьего меха с опушкой из песцовых хвостов, украшались полосками меха разного цвета.

В качестве летней одежды ненцы используют ту же малицу, только, как правило, поношенную, с вытертым мехом и без подола. В настоящее время у оленеводов по-прежнему в ходу национальная одежда, но среди поселковых жителей она выходит из употребления, заменяется покупной.

Традиционная пища — это прежде всего оленина, которая употребляется в вареном, реже — в мороженом и копченом виде. Во время забоя оленя в пищу идут свежая кровь, печень, мясо в сыром виде. Традиционное лакомство — молодые оленьи рога, опаленные на пламени костра. Употребляют в пищу также зайчатину и пернатую дичь.

Осенью и зимой широко используется строганина — нарезанная в виде стружек мороженая рыба: сиг, чир, муксун, нельма. Летом — сырая (свежепойманная) или малосольная рыба. Повсеместно готовится сушеная рыба — юкола. Излюбленный напиток — чай. Сегодня в повседневную жизнь широко вошли покупные продукты.

Вопрос о женитьбе сына обычно решал отец, советуясь с другими сыновьями. Свадебный обряд ненцев включал в себя сватовство, выплату калыма (чаще всего оленями), свадебный пир сначала в стойбище невесты, потом — жениха. Среди зажиточных оленеводов встречалось многоженство.

В духовной жизни ненцев наблюдается синкретизм (смешение) христианских и языческих представлений. Так, верховное божество ненцев Нум приобретает черты христианского бога. В пантеон духов-хозяев в виде Сядай-Миколы, покровителя промыслов, включается Святой Николай. Ненцы отмечали ряд христианских праздников, носили православные кресты, в интерьере жилища обычными становятся иконы.

В целом же в религиозных верованиях господствовала вера в духов. Создателем всего живого на земле считался Нум, обитавший на небе, хозяйкой земли была Я. Злое начало олицетворяла Нга — владыка подземного мира. Имелись хозяева лесов, гор, рек и т. д., которым ненцы, отправляясь на охоту, приносили жертвы. Духов изображали из дерева, камня, кости в виде кукол (идолы), которых порою обряжали в миниатюрные одежды.

Роль посредников между духами и людьми выполняли шаманы. К ним обращались в случае болезни, «неурожая» песцов, плохого улова рыбы или отела оленей. Каждый шаман имел бубен с рукоятью на внутренней стороне и другие атрибуты. Специальные костюмы и железная корона сохранились только у енисейских ненцев. Шаман обычно присутствовал и на ритуале проводов умершего человека в загробный мир.

Хоронили ненцы либо в неглубоких ямах, закладывая досками и присыпая землей, либо в ящиках на поверхности земли. На кладбище убивали оленей покойного, оставляли его личные вещи, предварительно подвергнув порче. Считалось, что в потустороннем мире они восстановятся и будут служить своему прежнему хозяину. Рядом с могилой укрепляли шест-хорей с привязанным к нему колокольчиком для отпугивания злых духов.

Искусство ненцев представлено меховой мозаикой (из камусов темного и белого цвета), которой украшалась верхняя одежда, головные уборы, некоторые предметы домашнего обихода (например, сумки). Развиты плетение украшений из тесьмы и разноцветных ниток, вышивка подшейным волосом оленя, орнаментальная резьба по дереву и кости.

Устное народное творчество ненцев представлено героическими песнями (сюдбабц), сюжетными рассказами (ярабц), историческими преданиями, сказками (вадако, лахнаку), загадками. Очень распространенным жанром были лирические песни-импровизации (хынбац).

В качестве музыкальных инструментов ненцы использовали играющий лук (ударяли стрелой), играющую жилу, двухструнную смычковую лютню, различные свистки и пищалки.

По данным переписи 2010 г., в Красноярском крае проживает 3633 ненца, главным образом на Таймыре, где они имеют девять моноэтнических поселков. Свыше тысячи человек кочуют в тундре в районе поселков Тухард и Носок. Небольшое количество ненцев живет в поселках, подчиненных Дудинскому муниципалитету.

На Таймыре представлена восточная часть тундровых ненцев. Здесь они подразделяются на береговых (мигрировали с запада в XVII в.) и обдорских ненцев, пришедших в XIX в. И те, и другие говорят на тундровом диалекте ненецкого языка, имеющем некоторые особенности, позволяющие выделить особую енисейскую этнографическую подгруппу. Еще одна специфика енисейских ненцев — их давние глубокие культурно-хозяйственные связи с местными энцами. Русским языком владеют почти 90 % ненцев, родным языком — около 70 %.

В последние годы были изданы книги «Фольклор ненцев», «Сказания седой старины» на ненецком языке с переводом. Во всех национальных поселках проводится праздник Хэйро, День оленевода и День рыбака.

В общественной жизни ненцы участвуют через Ассоциацию коренных малочисленных народов севера.

На Таймыре широко известно имя ненецкой поэтессы Любови Ненянг (1931–1996), автора многих поэтических сборников, книги ненецких сказок и легенд, собрания пословиц и поговорок, учебных пособий по фольклору и этнонимике, переводов на ненецкий язык Евангелия.

Дата последнего изменения: 06.02.2015

Источники

  1. Медиапроект Гильдии межэтнической журналистики «Национальный акцент».
  2. Этноатлас Красноярского края / гл. ред. Р. Г. Рафиков. — Изд. 2-е, перераб. и дополн. — Красноярск: Изд-во «Платина», 2008. — 224 с.: ил.