Выберите категорию

×

Большая стройка в военные годы

В 1941 г. Красноярскому краю выделили  почти  400 млн рублей на 37 ударных строек.

Строительная отрасль остро нуждалась в материалах. Источник: Красноярск — Берлин. 1941—1945 гг., 2009 г. Строительная отрасль остро нуждалась в материалах. Источник: Красноярск — Берлин. 1941—1945 гг., 2009 г.

Одного перемещения промышленных мощностей и людских ресурсов было недостаточно. К зиме 1941—1942 гг. стояла задача запуска в работу тысячи станков, машин и другого оборудования, создания новой площадки оборонного производства на карте Советского Союза.

16 августа 1941 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) утвердили новый «Военно-хозяйственный план на четвертый квартал 1941 г. и на 1942 г. по районам Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии». Его главной задачей было разворачивание в восточных районах страны основной военно-промышленной базы. Были определены приоритеты финансирования — восстановление 625 эвакуированных предприятий.

Значительная доля средств выделялась Красноярскому краю. На 1941 г. регион должен был получить почти 400 млн. руб. Средства были направлены на 37 ударных строек. Деньги выделились краевой конторой Промышленного банка СССР.

Основной промышленной площадкой региона стало правобережье Енисея в Красноярске. Здесь было 12 строек, в т. ч. на площадях заводов «Красмаш» и «Красный Профинтерн». В списке важнейших объектов также значилась электроцентраль, которая была призвана обеспечить электроэнергией и теплом новые мощности.

Согласно директивам из Москвы в первую очередь необходимо было пустить в работу заводы № 580, № 4 и № 703. Распоряжением СНК СССР от 14 сентября 1941 г. Наркомат боеприпасов обязывался восстановить первую очередь производство завода № 580 (производство пороха, олеума, азотной кислоты) на базе эвакуированного завода № 9 к 1 апреля 1942 г. На строительство и ввод в эксплуатацию завода «Красный Профинтерн» (производство комбайнов) решением ГКО отводилось только 210 дней.

Для успешного выполнения задачи Красноярскому краю требовались новые строительные мощности. Между тем, региональные предприятия отрасли и в мирное время с трудом справлялись с выполнением плана. Помощь пришла из Наркомата строительства. В начале войны наркомат принял решение о формировании особых строительно-монтажных частей (ОСМЧ), предназначенных для решения срочных задач по возведению наиболее важных для страны объектов. ОСМЧ широко использовали труд граждан, призванных в армию, но не способных к строевой службе по состоянию здоровья, а часто — заключенных исправительно-трудовых колоний.

В годы войны край стал большой строительной площадкой. Источник: Красноярск — Берлин. 1941—1945 гг., 2009 г. В годы войны край стал большой строительной площадкой. Источник: Красноярск — Берлин. 1941—1945 гг., 2009 г.

В августе 1941 г. Совет по эвакуации меняет свое прежнее решение о переводе в Новосибирск из Харькова строительного треста № 26. Теперь новым пунктом его дислокации стал Красноярск.

Первый эшелон, в который погрузилась машинопрокатная база, вышел из Харькова 10 августа. В шести эшелонах в Красноярск прибыли более 3 тыс. квалифицированных строителей с семьями, вся техника треста: 160 грузовых автомобилей, 12 бульдозеров, экскаваторы и др. строительные механизмы. В середине сентября последний из шести эшелонов треста прибыл в Красноярск.

Прибывавшее оборудование разгружалось на станции Базаиха. Первоначально людей размещали в палатках, затем в клубе ЦБК, недостроенных зданиях нынешнего Каменного квартала. Много эвакуированных приняли в свои дома красноярцы — жители деревни Ладейки и работники местных строительных трестов.

В краевом центре трест объединили с «Красноярскпромстроем». Новое предприятие получило название «трест № 26» или ОСМЧ-26. Кроме того, в Красноярске осенью 1941 г. оказался и трест № 53 из города Калинина (ныне Тверь).

Всего строительная отрасль в Красноярске насчитывала в разгар эвакуационных работ примерно 15 тыс. рабочих на 25 предприятиях. Правда, большинство из них были маломощными — с малым количеством автомобилей и специальной техники, с трудовыми ресурсами, представленными в основном подростками и женщинами. Главными же инструментами были кустарным образом изготовленные подъемники, лебедки и домкраты.

Проблемными были и те предприятия, что поставляли строительные материалы. Из-за разрыва кооперационных связей с западными районами страны, нехватки рабочих рук, выпуск продукции на них во время войны не только не вырос, но и снизился. Так, производство кирпича на заводах в Красноярске и Канске упало с 1941 по 1943 г. более чем в 2 раза, извести в Красноярске — в 3 раза, а алебастра в Абакане — в 4,5 раза.

В этих тяжелейших условиях в крае начинается расширение и строительство 3 кирпичных заводов — в Красноярске, Ачинске и Абакане. В административном центре Хакасии такое предприятие было первым.

Особенно напряженная ситуация складывалась с цементом. Завод в Красноярске к июню 1941 г. построить не успели. В августе в город поступило оборудование с Пикалевского цемзавода в Ленинградской области. Несмотря на приоритетность предприятия, из-за дефицита средств и рабочих рук, предприятия в эксплуатацию все равно не сдали. На это потребовалось еще 3 года, завод дал продукцию только в 1944 г.

В этих условиях промышленные предприятия были вынуждены ориентироваться, прежде всего, на собственные строительные подразделения. Они стали организовывать производство необходимых материалов, пункты по рубке леса, обрабатывающее цеха. Сооружались карьеры по добыче камня, песка, глины. Все старались заменять местным сырьем, т. к. ждать помощи было часто неоткуда. В условиях войны даже собственное нерентабельное строительное производство позволяло в короткие сроки выполнить задачу по повышению обороноспособности страны.

Так, на заводе № 4 действовало управление капитального строительства (УСК), создавшее уже осенью-зимой 1941 г. три пилорамы, столярные и электротехнические мастерские, цеха металлоконструкций и гвоздильный. Фактически сам завод к 1942-1943 гг. стал мощным строительным предприятием. Более того, некоторые цеха занимались работами по проектированию и изготовлению средств механизации, и даже оборудования для автомобилей. Собственный автопарк УКС состоял из газогенераторных машин.

Строители не только старались использовать как можно больше местных материалов, но и использовали довольно эффективные технологии. Вместо кирпича в ход шел шлакобетон, конструкции зданий максимально упрощали, снижали этажность, глубинное залегание фундамента. При всех недостатках это позволяло выигрывать время, предприятия обретали цеха, а люди — хоть какую-то крышу над головой. Даже на Красноярской теплоэлектроцентрали стены строились из стандартных щитов, монтаж котлов проводился крупными блоками, дефицитный прокладочный материал заменялся медными кольцами.

Кроме того, в крае вместо цементных растворов использовали известковые, глиняные и комбинированные растворы, взамен железа и шифера для кровли применяли деревянное покрытие, все больше использовалась широко доступная лесная продукция.

Чтобы выиграть время, люди работали на строительстве заводов и по воскресеньям. Так было, например, в случае с заводом № 863. Оборудование начинали размещать по мере завершения строительства отдельных участков, а не самих цехов. Там, где появлялась крыша да стены, хотя бы символически защищенные от воздействия дождя и снега, начинали ставить станки и другую технику. Несмотря на большие усилия, привлечение всех возможных ресурсов и средств, многие стройки вовремя сдавать все равно не удавалось. Так, к началу 1942 г. не был построен завод «Красный Профинтерн». Помешали слабая организация труда, штурмовщина. В разгар восстановительных работ часть коллектива предприятия — до 2 тыс. человек — была передана другим заводам. Этот и другие подобные факторы привели к фактическому срыву планов промышленного строительства в Красноярском крае. В 1941 г. они были реализованы лишь на 56,5%.

Из воспоминаний работника «Красного Профинтерна» в годы войны, кавалера ордена Трудового Красного Знамени Д. Р. Серикова: «В первые дни октября вызвали меня в отдел кадров. «Будешь работать по специальности, — сказали, — вот направление в механический цех…». И я не пошел полетел искать цех. Выскочил на пустырь и только тут сообразил: цеха-то еще ни одного не построено! Смотрю: сарай стоит, я и раньше его не раз видал, только не интересовался, что в нем. Захожу, в нос ударил застоявшийся запах конюшни. Вижу: посреди сарая на пустом ящике сидит человек. Спрашиваю его: «Не знаете ли, как мне механический цех найти?» «А это и есть механический цех, — отвечает, — а я его начальник, Николай Павлович Краснобаев. А вы, стало быть, мой первый подчиненный? Ну что ж, начнем работать!» …Часа через четыре мы смогли станки опробовать. Было это 8 октября. А с 10-го я запустил свой станок, как теперь пишут, в постоянную эксплуатацию. Это был первый работающий станок нарождающегося завода».

В дело вмешались контрольные органы. В их роли выступили специалисты краевой конторы Промбанка СССР. Они выяснили, что большинство индустриальных строек в крае велись без рабочих проектов, часто не было смет, не было источников энергии, транспортных путей, не было нормально организованной связи между управленцами строе с партийными и советскими властями края. Все эти проблемы удалось в основном решить только в 19421943 гг.

Таким образом, Красноярский край в первые военные годы превратился в огромную строительную площадку. Приняв на своей территории десятки передовых советских предприятий, он переживал настоящий индустриальный бум. Несмотря на гигантские сложности, регион уже на второй год войны превратился в один из главных военно-производственных арсеналов СССР.

Дата последнего изменения: 24.03.2016

Источники

  1. Красноярск — Берлин. 1941—1945. Историко-публицистическое краеведческое издание, посвященное 65-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне. — Красноярск: Поликор, 2010. — 448 с.