Выберите категорию

×

Бомбардиры и истребители авиационных полков

Бывшие красноярские аэроклубовцы отличались снайперской точностью: немецкие солдаты знали, что «ночные дьяволы» могут сбросить бомбы точно в окоп или в центр костра.

Ил-2. Источник: книга «Красноярск — Берлин. 1941—1945 гг.», 2009 г. Ил-2. Источник: книга «Красноярск — Берлин. 1941—1945 гг.», 2009 г.

Развертывание промышленной базы на Урале и в Сибири позволило советскому командованию пополнить потрепанные военно-воздушные силы. Началось активное использование улучшенных образцов техники, включая штурмовики Ильюшина (Ил-2) и истребители Яковлева и Лавочкина.

Советские ВВС стали действовать активнее и агрессивнее. Так, с 19 ноября 1942 г. по 2 февраля 1943 г. советские летчики на южном участке фронта совершили 36 тыс. вылетов, немцы — 18,5 тыс.

Авиация приняла активное участие в боях под Сталинградом и в блокаде окруженной 6-й армии Фридриха Паулюса, противодействовала попыткам войск Эрика Манштейна прорвать кольцо окружения. Летчики дрались на всем протяжении фронта: от Кавказских гор до полярных широт. Это было время героизма и подвигов, боли и крови.

Так повелось, что в основном лавры доставались летчикам-истребителям. Однако не менее тяжелая фронтовая работа выпала на плечи пилотов бомбардировщиков, штурмовиков, разведчиков и транспортной авиации. Как вспоминает бывший инструктор Красноярского аэроклуба Павел Новиков, воевавший под Сталинградом в 218-м штурмовом авиаполку (ШАП), редко кто из молодых пилотов штурмовиков делал больше 10—15 боевых вылетов. Штурмовик Ил-2 называли «летающим танком», однако мощная броня не защищала от прямого попадания зенитного снаряда, а низкие высоты не позволяли летчику воспользоваться парашютом. Еще большие потери были среди стрелков, чье боевое место не имело бронирования. Однако для ударов по вражеским позициям Ил-2 был незаменим.

Из воспоминаний Павла Новикова: «В тот день мы девяткой Ил-2 вылетели на поиск вражеских колонн, ведь все резервы противник отправлял на передовую. Пройдя над Доном, который и был линией фронта, увидели цель — по степи полз большой обоз из десятков повозок и сотни солдат. Хорошо помню, что это были не немцы, а румыны или венгры в длинных серо-голубых шинелях. Лучшей цели для наших необстрелянных соколов и не придумаешь! Сначала с расстояния 700—800 метров открыли огонь из пушек, потом вдарили по обозу из „эрэсов“. Неуклюжие обозники разбегались по степи, а лошадей и повозки просто смело с дороги. Второй заход делать не понадобилось — ничего живого там не осталось».

В этот раз Новикову повезло — немецкие Ме-109 не успели прикрыть союзную пехоту. Другим бомбардировщикам везло меньше. Так, в феврале 1944 г. в районе Нарвы был сбит старший лейтенант 58-го бомбардировочного авиационного полка (БАП) Геннадий Юферов родом из Иланска. В апреле 1944 г. возле Тарнополя вражеская зенитка сбила Пе-2 38-го скоростного бомбардировочного авиационного полка (СБАП), который пилотировал выходец из Канска, старший лейтенант Михаил Бурмакин.

Летал на Ил-2 Василий Олейников из села Вознесенка Березовского района. За время войны в составе 143-го гвардейского штурмового авиационного полка он произвел 103 боевых вылета. Уничтожил 23 танка, 97 автомашин, поджег один состав с горючим, уничтожил пять зенитных точек врага, подавил шесть артминометных батарей, разбил 21 повозку с грузом и амуницией, уничтожил до 350 солдат и офицеров противника.

Красноярская учеба

Передача эскадрильи «Красноярский комсомолец» летчикам 21-го ГИАП. Источник: книга «Красноярск — Берлин. 1941—1945 гг.», 2009 г. Передача эскадрильи «Красноярский комсомолец» летчикам 21-го ГИАП. Источник: книга «Красноярск — Берлин. 1941—1945 гг.», 2009 г.

В это время Красноярск вновь становится базой для авиации. В марте 1943 г. в город на Енисее был отведен на переформирование 21-й гвардейский истребительный авиаполк. Здесь часть получила новые самолеты — ленд-лизовские Р-39 «Аэрокобра». Первоначально новая неизученная техника создавала проблемы — в Красноярске потерпели крушение два самолета. Но красноярская учеба пошла впрок, и в октябре полк выступил на фронт.

В июне 1944 г. молодежь Красноярского края собрала для фронта 2 млн рублей. На эти деньги была куплена эскадрилья «аэрокобр», названная «Красноярский комсомолец». Самолеты передали пилотам 21-го гвардейского истребительного авиационного полка (ГИАП). Во время уничтожения Корсунь-Шевченской группировки немцев летчики 21-го ГИАП сбили девятнадцать самолетов противника, потеряв два своих. В Уманской операции сбили 41, потеряли 2. В Ясской — 8 и 3 соответственно.

Также в марте в Красноярске начал учебу на «аэрокобрах» 124-й истребительный авиационный полк (ИАП), который вскоре был переименован в 102-й ГИАП. В июне 1943 г. 32 экипажа на новых истребителях прибыло на Ленинградский фронт.

В апреле на красноярских полигонах учился летать на Р-39 196-й ИАП, в декабре — 72-й ГИАП. В ноябре в Красноярск вновь прибыли летчики 196-го полка — получать новые самолеты.

В 1943 г. окончательно связал свою судьбу с Красноярском полк пикировщиков — 260-й БАП. С осени 1942 г. он начал осваивать американские «Бостон-3», а с января по апрель 1943 г. шла учеба на А-20Б. Шефом полка стал Красноярский ПВРЗ. В Красноярске полк пополнился личным составом из местных жителей. В частности, в его рядах сражались старший врач полка Галина Букова, штурман Иван Строев, авиамеханики Азик Тубянский и Сергей Бортунов, техник Николай Ефремов.

Переучивались в Красноярске и ряд полков ближней бомбардировочной авиации: 39-й, 453-й, 453-й ББАП.

Красноярские бомбардировочные авиационные полки

Легендарный летчик А. И. Покрышкин и выпускник Ачинского аэроклуба Г. Г. Голубев. Источник: книга «Красноярск — Берлин. 1941—1945 гг.», 2009 г. Легендарный летчик А. И. Покрышкин и выпускник Ачинского аэроклуба Г. Г. Голубев. Источник: книга «Красноярск — Берлин. 1941—1945 гг.», 2009 г.

Боевая история 22-го гвардейского бомбардировочного авиационного полка (ГБАП) продолжалась. К этому времени он получил наименование «Красноярский» в память о городе, в котором был создан. Правда, к началу 1943 г. в его рядах остался только один летчик из Красноярского края — командир эскадрильи Иван Николаевич Горбунов.

Хотя Горбунов оставался единственным красноярцем в полку, в технических подразделениях части продолжали нести службу выходцы с территории края. Не покладая рук трудился техник лейтенант Василий Дрюков. В 1945 г. он обслужил триста боевых вылетов, ввел в строй десять подбитых противником самолетов.

В марте 1943 г. 879-й смешанный авиаполк, бывший 682-й БАП майора Покоевого, был расформирован. Из личного состава была создана 439-я отдельная армейская авиаэскадрилья связи 48-й армии. Покоевой был назначен заместителем командира дивизии ночных бомбардировщиков.

С конца 1942 г. по осень 1944 г. 673-й полк воевал на шести фронтах. К этому времени его пилоты пересели на Ил-2. Боевой счет полка пополнился 729 танками, 123 самолетами и почти 12 тыс. пехотинцев. Собственные потери составили 88 самолетов и 103 человека. В феврале 1944 г. полк получил гвардейское звание и стал 142-м гвардейским штурмовым авиаполком.

Под Сталинградом, на Донбассе, в Крыму и Западной Украине перевозил грузы 678-й полк, ставший отдельным транспортным авиаполком.

Полярными дорогами

Фронтовая судьба привязала к Карелии 668-й НБАП (после переучивания на Ил-2 — 668-й ШАП), в котором воевали военнослужащие расформированного в мае 1942 г. 669-го полка из Канска. Полк бомбил живую силу и технику противника на Кандалакшском, Медвежьегорском и Кестеньгском направлениях, уничтожал самолеты и блокировал аэродромы немцев, препятствовал действиям ночной авиации немцев в порту Мурманска во время выгрузок транспортных кораблей союзных конвоев. После получения «летающих танков» полк уничтожил до 600 человек пехоты, 75 артиллерийских и 11 пулеметных батарей, сбил 7 самолетов. Свои потери — 19 самолетов Ил-2, 12 летчиков и 11 стрелков.

Также в Карелии продолжал работать 679-й бомбардировочный авиаполк. В декабре к двум эскадрильям добавилась третья. Это связано с восстановлением советской авиационной промышленности, что позволило увеличить численность полков до 32 самолетов.

За 1943 г. полк произвел 870 ночных боевых вылетов, перевез 22 700 кг груза и 940 человек личного состава с налетом 3006 часов. В феврале был сбит истребителем экипаж старшего сержанта Ворпаховича. Летчик погиб, а штурман сержант Лузгин, свалив самолет на крыло в лес, остался жив.

В сентябре 1943 г. постановлением Президиума Верховного Совета СССР 679-му бомбардировочному авиаполку было вручено Красное знамя.

В 1944 г. полк вел боевую работу на Кестеньгском, Медвежьегорском и Кандалакшском направлениях. За 1944 г. полк произвел 718 ночных боевых вылетов на бомбометание по аэродромам, складам и коммуникациям противника и вел разведку в интересах наземного и авиационного командования. Благодаря близости аэродромов базирования к линии фронта, в ночное время суток пилот одного У-2 умудрялся выполнить от 4 до 10 вылетов на бомбежку переднего края немецких войск. Бесконечная череда налетов красноярского полка не давала отдыха немецким войскам по ночам, изматывая их до предела психологически и морально. Ночные налеты проводились одиночными самолетами с интервалами 5, 10 или 15 минут на малых (200—400 м) высотах, обеспечивая непрерывные беспокоящие действия по всей прифронтовой полосе на глубине до 10 км. Они начинались с ранних сумерек и заканчивались практически ранним утром. Самолеты часто выходили в атаку планированием с заглушенными двигателями, практически бесшумно.

Бывшие красноярские аэроклубовцы отличались снайперской точностью. Немецкие солдаты знали, что «ночные дьяволы» могут сбросить бомбы точно в окоп или в центр костра. Были случаи, когда бомба ложилась прямо в дымоход дома, в котором размещался вражеский штаб.

За период боевой работы 679-го бомбардировочного полка:

  • уничтожено 2 моста;
  • взорвано 29 складов ГСМ и боеприпасов;
  • подавлено 22 артиллерийские батареи;
  • подавлено 56 батарей и отдельных огневых точек зенитной артиллерии;
  • уничтожено 6 железнодорожных эшелонов;
  • уничтожено 2 паровоза;
  • уничтожено 105 автомашин с личным составом и грузами;
  • разрушено 36 участков железнодорожного полотна;
  • уничтожено до 4 батальонов пехоты на переднем крае;
  • прямых попаданий бомб: в штабы, строения, склады — 125, в окопы, траншеи, дзоты — 140, в стоянки самолетов на аэродромах — 71.

Сброшено бомб — 7467 штук, листовок — 357 000 штук. Правительственных наград удостоены 138 человек.

Внимание! В небе сибиряки!

Г. Г. Голубев в кабине «аэрокобры». Источник: книга «Красноярск — Берлин. 1941–1945 гг.», 2009 г. Г. Г. Голубев в кабине «аэрокобры». Источник: книга «Красноярск — Берлин. 1941–1945 гг.», 2009 г.

Приобрел широкую известность «красноярский Мересьев» Георгий Кузьмин. Он не смирился с приговором врачей и вскоре стал летать и сбивать врага на протезах. Первыми его жертвами стали два «Юнкерса-88».

В ноябре 1942 г. Кузьмин командовал эскадрильей в составе 239-го истребительного авиаполка. В эти дни произошел легендарный бой — немецкие «хейнкели» неожиданно атаковали полковой аэродром. Георгий Кузьмин находился в самолете, который был готов к очередному тренировочному полету. При появлении противника над аэродромом Кузьмин тотчас взмыл в воздух. Один из «хейнкелей» с высоты спикировал на него. Прогремела длинная пушечно-пулеметная очередь. Но несколькими мгновениями раньше самолет Кузьмина перевернулся у самой земли через крыло, и очередь врага взметнула лишь столб пыли на аэродроме. Кузьмин почти в упор расстрелял его. «Хейнкель», дымя, свалился в штопор и пошел к земле. Пилот выбросился с парашютом, но далеко уйти не смог. Это был обер-лейтенант Ганс Шульцер, кавалер Железного креста с дубовыми листьями.

К маю следующего года Кузьмин пополнил свой личный счет пятью истребителями и тремя бомбардировщиками врага. 28 апреля ему присвоено звание Героя Советского Союза. 30 мая, уже будучи помощником командира 9-го гвардейского истребительного авиаполка по воздушно-стрелковой службе, Кузьмин сбивает «Фокке-Вульф-190». Еще один «фоккер» красноярец уничтожает в ходе битвы под Курском 18 августа. Этот бой стал для него последним. Вражеская очередь настигает самолет Кузьмина. Он тянет к своим позициям до последнего, на высоте 150 метров выпрыгивает из горящего истребителя, но пламя задевает парашют. За два года войны майор Кузьмин совершил 280 боевых вылетов и участвовал более чем в сотне воздушных боев. На его счету, по советским данным, 22 личные и от 2 до 7 групповых побед.

Анатолий Кожевников на «аэрокобре». Источник: книга «Красноярск — Берлин. 1941—1945 гг.», 2009 г. Анатолий Кожевников на «аэрокобре». Источник: книга «Красноярск — Берлин. 1941—1945 гг.», 2009 г.

Где-то рядом дрался 16-й гвардейский истребительный авиационный полк, в котором служил знаменитый ас Александр Покрышкин из Новосибирска. В мае 1943 г. в полк был переведен Георгий Голубев, уроженец Назаровского района Красноярского края. После выпуска из Ачинского аэроклуба Голубев окончил Ульяновскую военно-авиационную школу. Рвался на фронт, но два года прослужил инструктором в Цнорис-Цхалинской летной школе.

В июне Голубев на «аэрокобре» сбил свой первый Ме-109. Знаменитый Покрышкин предложил ему летать вместе. «Это не так трудно, Жора,  — сказал он молодому пилоту. — Ты должен уметь читать мои мысли, а я постараюсь угадывать твои».

Покрышкин не ошибся в Голубеве. Красноярец умел мгновенно повторить любой маневр аса. «Он обеспечивал мне свободу действий. Все свое внимание я устремлял на врага, уверенный в том, что мой тыл обеспечен — там Голубев, уверенный в том, что в любую секунду он нарастит силу моего удара своей атакой. Строя свой маневр соответственно моему маневру, он как бы читал мои мысли, реагируя с мгновенной быстротой. Свой самолет он всегда вел так, что видел меня под углом, имея хороший сектор обзора, и обеспечивал себе атаку», — вспоминал Покрышкин.

К февралю 1945 г. старший лейтенант Голубев совершил 252 успешных боевых вылета, в 56 воздушных боях лично сбил 12 самолетов противника. Обеспечил Покрышкину 25 побед. На его счету последняя воздушная победа советских летчиков в войне с Германией.

Из воспоминаний Георгия Голубева: «Вылетели мы с аэродрома Гроссенхайн севернее Дрездена, в 25 километрах от него. Четверку вел я. Моим ведомым был лейтенант Николай Кудинов. Ведущим второй пары был лейтенант Вячеслав Березкин. Наша задача — прикрыть Прагу от ударов авиации немцев. Погода выдалась безоблачная. Видимость хорошая. Мы пришли на высоте 6000 метров для смены четверки старшего лейтенанта Константина Сухова, который уже патрулировал над Прагой. Я связался с Суховым по радио и доложил на станцию наведения, что пришел на смену. Она дала разрешение. Сухов передал, что он пошел домой.

В это время на горизонте с юго-западного направления я увидел приближавшуюся к городу черную точку. Я развернул свою четверку и пошел на сближение с ней. Вот уже ясно виден силуэт двухмоторного бомбардировщика. Подходим еще ближе и видим черные кресты на крыльях, и фюзеляже, и свастику. И тут же немецкий стрелок-радист открыл огонь из своих пушек по моему самолету. Все стало ясно. Это еще недобитый враг, и его надо уничтожить. Я дал команду: „Прикройте, атакую!“ — и с задней полусферы, снизу, прикрываясь хвостовым оперением самолета противника, с дистанции 450 метров открыл огонь и вел его до 150 метров, пока самолет не загорелся. Затем резко, правым разворотом и с небольшим набором высоты вышел вправо. Горящий немецкий бомбардировщик Do-217 начал резко снижаться и упал за чертой города. Это было 9 мая 1945 года в 20 часов 40 минут» (из материалов книги И. Я. Бражнина «В Великой Отечественной…»).

К маю 1945 г. довел свой личный счет до 25 сбитых самолетов противника командир 212-го ГИАП, майор Анатолий Кожевников из деревни Базаиха. Еще подростком он с завистью смотрел в небо на редкие самолеты, что пролетали над Красноярском. Потом были аэроклуб, летная школа, война. Летал на И-16, затем на «харрикейнах», еще позже — на Як-1 и «аэрокобрах». Именно на американском самолете летчик встретил Победу.

В 1945 г. истребительная авиация могла пополниться еще одним летчиком-красноярцем. Уже более года должность начальника штаба 419-й отдельной эскадрильи связи занимал боготолец, бывший курсант Черногорского аэроклуба Афанасий Страхов. С его приходом удалось отладить запущенное штабное хозяйство. Особое внимание новый начштаба уделял поднятию воинской дисциплины и строгому учету боевой работы. За пять месяцев 1944 г. эскадрилья совершила 1714 вылетов.

В декабре 1944 г. Афанасий Страхов получил подарок от земляков. Комсомольские организации Боготольского района собрали 200 тыс. рублей на постройку самолета в честь 65-летия Сталина и передали машину своему земляку — Страхову. До этого старлей летал на По-2, сделал на нем 110 боевых вылетов. Пришлось спешно переучиваться на летчика-истребителя. Повоевать с немцами на Як-9 Страхов успел — сделал 4 боевых вылета и был награжден орденом Отечественной войны II степени.

Дата последнего изменения: 12.09.2014

Источники

  1. Красноярск — Берлин. 1941—1945. Историко-публицистическое краеведческое издание, посвященное 65-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне. — Красноярск: Поликор, 2010. — 448 с.