Выберите категорию

×

Бронирование специалистов для работы в промышленности и отсрочки от призыва

В призывную кампанию 1942 г. были предоставлены отсрочки комбайнерам и трактористам, занятым на уборке урожая, а также студентам речного техникума и лесотехнического института, которые находились в навигации и на лесозаготовках в тайге.

Краснотуранские выпускники 1941 г. в бору. Источник: книга Красноярск — Берлин. 1941—1945 гг., 2009 г. Краснотуранские выпускники 1941 г. в бору. Источник: книга Красноярск — Берлин. 1941—1945 гг., 2009 г.

Одновременно с мобилизацией на фронт проходил процесс бронирования специалистов для работы в промышленности. Например, из общего числа призывников 1944 г. 43 767 человек для работы в промышленность был направлен 9641 человек. Таким способом государство решало проблему нехватки квалифицированных кадров, которые были так необходимы на оборонных предприятиях.

Чаще всего бронирование специалистов было связано с критической кадровой ситуацией. Например, в артели «Обувщик» после мобилизации остался лишь один квалифицированный мастер, он же единственный закройщик, и его призыв в ряды РККА грозил полной остановкой работы артели. В таких случаях, конечно же, специалисты оставались на своих рабочих местах либо взамен призываемых специалистов на предприятия направлялись иные кадры рабочих. Правда, далеко не все из мобилизованных для работы в промышленности были согласны с таким решением. Многие неоднократно обращались в крайком ВЛКСМ с просьбой отправить их на фронт, на передовую.

Кроме бронирования специалистов за предприятиями существовала система отсрочки от призыва. Так, в призывную кампанию 1942 г. были предоставлены отсрочки комбайнерам и трактористам, занятым на уборке урожая, а также студентам речного техникума и лесотехнического института, которые находились в навигации и на лесозаготовках в тайге. Однако не обошлось и без казусов. Так, например, в Аскызском районе Хакасии во время проведения призыва был отправлен на фронт единственный фельдъегерь, вследствие чего пришлось закрыть местный пункт спецсвязи. А в Манском районе у пункта спецсвязи по мобилизации были изъяты две трехлинейные винтовки, что поставило под угрозу обслуживание правительственного маршрута по доставке секретной корреспонденции и золота.

Из воспоминаний ветерана войны, жителя Лесосибирска, Тимофея Акимовича Банщикова: «На начало войны мне не исполнилось еще и 18, а потом броню наложили. И все-таки в марте 1942 г. добровольцем ушел в армию. За два с половиной месяца прошел школу оружия, зачислен в 730-й артиллерийский полк 248-й курсантской бригады».

Из воспоминаний ветерана войны, жителя города Уяра Василия Степановича Емельяшина: «Надо сказать, что учителей в стране в то время не хватало, а потому до 1940 г. их вообще не брали на военную службу. Отсрочка от призыва действовала и в 1941 г., а также в первой половине 1942 г. Но затем все изменилось. В результате огромных людских потерь наша армия истощилась. А потому стали брать на фронт тех, у кого была отсрочка, а также граждан старшего возраста. Призвали в армию и моего отца, которому было почти пятьдесят, и людей более преклонных лет. Я получил повестку в 1942 г. Мне предписывалось прибыть в город Канск, где в то время формировалась 27-я отдельная лыжная бригада. Там я встретился с моими друзьями из Уярского района — Михаилом Старовойтовым и Василием Оглоблиным. В декабре наша бригада направилась в Подмосковье. На станции Бологое мы приняли боевое крещение, попав под жесточайшую бомбежку фашистской авиации. Бригада понесла ощутимые потери, оставшаяся ее часть вошла потом под Старой Руссой в состав 170-й стрелковой дивизии».

Дата последнего изменения: 22.09.2014

Источники

  1. Красноярск — Берлин. 1941—1945. Историко-публицистическое краеведческое издание, посвященное 65-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне. — Красноярск: Поликор, 2010. — 448 с.