Выберите категорию

×

Авиакатастрофы в Красноярском крае в годы войны

За время работы трассы Аляска — Сибирь на советской территории произошло 44 катастрофы, в которых погибло 114 наших авиаторов.

Перегонщики у «аэрокобры». Источник: книга «Красноярск — Берлин. 1941—1945 гг.», 2009 г. Перегонщики у «аэрокобры». Источник: книга «Красноярск — Берлин. 1941—1945 гг.», 2009 г.

Самой засекреченной темой перегона всегда были авиакатастрофы, которых на сибирской земле произошло немало. Разбивались и военные, и гражданские самолеты.

Причины были разные. Непривычная и неизученная местность, сложная для ориентирования. Боевой вылет истребителей на фронте длился полчаса-час, а здесь — 5 часов. Отстал от группы, потерял лидера — самому выйти на аэродром сложно. И карты поначалу были неточные. Сложные метеоусловия. Зимой сильные морозы до 50 градусов. Летом циклоны — сплошная облачность. Осенью и зимой частыми были туманы. Плохое метеообеспечение. Неточные, несвоевременные прогнозы погоды. Конструктивные недостатки и производственные дефекты. По этой причине потеряно 8 машин. Самолеты боялись сильных морозов. Неполная подготовка к вылету матчасти — потеряно 7 самолетов. У техсостава не было поначалу должных навыков, не было ангаров, теплых мастерских. Все работы велись на открытом воздухе и в сильные морозы. Плохая техника пилотирования в сложных метеоусловиях. По этой причине потеряно 18 самолетов. Не было опыта вождения машин на большие расстояния, в слепом полете, с использованием радионавигационных средств. Недисциплинированность летного состава — 8 самолетов. Это несвоевременное и неточное исполнение приказаний, излишняя самоуверенность, неразумный риск. Плохая организация полетов. Потеряно 9 самолетов. Не всегда надежная радиосвязь.

Долгое время вообще считалось, что на территории СССР потерь американских самолетов при перегоне совсем не было. В американских книгах можно было даже увидеть в графе потерь — 0. Однако это было далеко не так. Еще живы очевидцы катастроф. На территории Красноярского края терпели крушения и истребители из США, и бомбардировщики из Иркутска, и транспортники из Ташкента.

За время работы трассы Аляска — Сибирь на советской территории произошло 44 катастрофы, в которых погибли 114 авиаторов.

Одной из первых катастроф стала авария самолета Пе-2 Иркутского завода № 39. 12 февраля 1942 г. пикировщик летел с аэродрома в Белой в Омск в составе группы из пяти бомбардировщиков. Управлял машиной командир отряда Омской военной авиашколы старший лейтенант Сергей Дюбак. «Пешка» должна была совершить промежуточную посадку в Красноярске, но при заходе на аэродром потеряла скорость, сорвалась в штопор, после чего самолет с высоты примерно в 100 м упал на землю и сгорел. Все четверо членов экипажа погибли. В тот же день повреждения получили еще три Пе-2 этой группы. Правда, обошлось без жертв.

История с самолетом Пе-2, разбившимся в устье реки Рыбной, вообще обросла такими подробностями, что докопаться до истины было сложно. Считалось, что там потерпел катастрофу американский самолет, перегонявшийся по трассе Аляска — Сибирь. Произошло это якобы в мае 1943 г. Однако стараниями энтузиастов-поисковиков и красноярского исследователя Вячеслава Филиппова удалось узнать все подробности крушения боевой машины. В действительности 25 апреля 1942 г. разбился самолет Пе-2 Иркутского авиазавода. Как выяснилось, предварительные причины падения «пешки» были определены специальной комиссией еще в мае 1942 г. Сначала перестал работать левый мотор, пилоты попытались спланировать на одном двигателе, но самолет потерял высоту, ударился о берег реки Кан и рухнул в устье реки Рыбной. Погибли летчик сержант Григорий Калигин, стрелок-бомбардир сержант Филипп Бондаренко, авиамеханик Алексей Строков. Еще один член экипажа стрелок-радист Иван Непомнящий смог выжить и с переломом руки оказался в госпитале в Красноярске. Он дал важные показания при расследовании аварии. Погибших похоронили на местном Лебедевском кладбище. Провожать их в последний путь пришла вся деревня…

Крупнейшим ЧП стала катастрофа 17 ноября 1942 г. самолета Ли-2. Из воспоминаний бывшего командира 4-го перегоночного авиаполка В. П. Перова: «Первую партию истребителей „киттитаух“ начала перегонять из Якутска моя эскадрилья в составе 10 человек. Лидировал группу полковник В. В. Фокин, заместитель И. П. Мазурука. Поднялась наша группа с аэродрома в Киренске при хорошей погоде, но после Усть-Кута она резко ухудшилась. Пошла низкая облачность. Лететь приходилось на бреющем полете, временами в густых снегопадах, прижимаясь к самому хвосту лидера. На наше счастье, после Канска погода начала улучшаться и Красноярск встретил нас хорошей погодой. Мы благополучно уселись и сдали самолеты военной приемке.

Утром следующего дня мы должны были на „дугласе“ вылететь обратно в Киренск — Якутск. Собрались на аэродроме большой группой. Был чудный, солнечный, прозрачный день. На аэродроме стояло два самолета — один Ли-2, который должен быть везти эскадрильи летчиков-истребителей в Киренск, к месту базирования (5-й перегоночный полк), и второй самолет — новый американский „Дуглас“ Си-47, предназначенный везти мою эскадрилью обратно в Якутск.

Первым, погрузив людей, запустил двигатель самолет Ли-2. Поскольку было раннее утро, кроме наших двух, самолетов на аэродроме больше не было. Ли-2 пошел на взлет прямо до стоянки, развернувшись носом на центр поля. Оторвавшись, машина набрала высоту, развернулась на 180 градусов и легла курсом на восток. Подлетая к нашей стоянке, т. е. к тому месту, с которого он только что начал взлет, самолет накренился вправо. Летчики вывели самолет из правого крена, но он перешел резко в левый крен, опустил нос и с высоты метров 200 вертикально врезался в землю, почти точно в то место, откуда только что ушел на взлет.

Это было в 30–40 метрах от нашей стоянки. Машина сразу вспыхнула, ведь в ней была полная заправка — 3100 литров бензина. Полыхала так, что даже около нашего самолета было стоять жарко.

Вот так страшно была омрачена радость первой сдачи самолетов в Красноярск. По непонятным причинам погиб фронтовой летчик Барков и унес с собой 20 с лишним человек. Заместитель Мазурука Фокин остался расследовать катастрофу, а я со своей эскадрильей тут же вылетел в Якутск на Си-47. Это произошло 17 ноября 1942 года».

Летчиков похоронили на Троицком кладбище в братской могиле, позже установили памятник. Памятник можно увидеть слева от Свято-Троицкого собора в Красноярске.

Ил-4 на красноярском аэродроме. Источник: книга «Красноярск — Берлин. 1941—1945 гг.», 2009 г. Ил-4 на красноярском аэродроме. Источник: книга «Красноярск — Берлин. 1941—1945 гг.», 2009 г.

30 мая 1943 г. около деревни Петропавловки Ирбейского района разбились два других самолета иркутской сборки — Ил-4. Тогда по маршруту Иркутск — Красноярск летело сразу шесть «ильюшиных» вспомогательной авиадивизии. Вблизи Канска летчики встретили сильную грозовую облачность и решили обойти ее. Однако около Петропавловки два самолета эскадрильи попали в грозу.

Вячеслав Викторович Филиппов, представитель Красноярского общественного объединения «Вечный огонь», разыскал в Центральном архиве Министерства обороны документы, проливающие свет на причины двойной авиакатастрофы в районе Петропавловки.

«30 мая 1943 года 1-я эскадрилья 104-го авиационного полка 73-й вспомогательной авиадивизии авиации дальнего действия в количестве шести самолетов Ил-4 под командованием старшего лейтенанта Коновалова в 12:00 по московскому времени вылетела по маршруту Иркутск — Красноярск. Погода по метеосводке соответствовала минимуму погоды для перелетов без указания о наличии на трассе грозовых явлений. Полет до Канска проходил нормально. В районе Канска эскадрилья встретила мощные грозовые облака, и комэск Коновалов изменил курс с целью обхода грозы. Около деревни Петропавловки эскадрилья встретила грозу с сильными разрядами. Самолеты Коновалова и Соболева вошли в грозу в разных направлениях.

Самолет Соболева резко изменил курс, отлетев от деревни на полтора-два километра, на высоте 800–900 метров мгновенно загорелся и после взрыва бензобака с пикированием 90 градусов упал на землю с работающими моторами.

Самолет Коновалова над деревней с высоты 800–900 метров под действием турбулентных явлений грозы вошел в пикирование. На высоте 250–300 метров самолет несколько выровнялся и, отклонившись от деревни на 400–500 метров, с высоты 250–300 метров вновь резко вошел в отвесное пикирование, с углом 85–90 градусов врезался в трясину болота с работающими моторами и сгорел.

Самолет Коновалова с моторами, вооружением, боеприпасами, оборудованием и приборами полностью разбит. Члены экипажа — командир эскадрильи Коновалов, штурман Бакулин, бортмеханик Чиграй, бортрадист Рева — погибли. Самолет Соболева полностью разбит и сгорел. Члены экипажа — командир корабля Соболев, бортмеханик Ерохин, бортрадист Кизенков — погибли… Остальные самолеты этой эскадрильи благополучно сели в Красноярске в 16:15 по московскому времени».

Как видно из этого описания, летчики до последнего пытались увести машины от деревни, и это им удалось. Как записано в акте комиссии, «трупы погибших обнаружены отдельными частями тела между обломками самолетов, собраны и сложены в гроб, похоронены на кладбище деревни Петропавловки». Под актом подписи членов комиссии, председателя колхоза «13-й год Октября» Антона Смураги и председателя сельсовета Петропавловки Рыжова.

На сельском погосте упокоились все: 29-летний старший лейтенант Павел Коновалов, окончивший в 1938 г. Батайскую школу пилотов, за месяц до гибели назначенный командиром авиаэскадрильи и имевший 145 часов налета на Ил-4, его одногодок лейтенант Константин Соболев, в 1942 г. награжденный орденом Красной Звезды (обгоревший орден № 46004 был найден в поле на месте катастрофы), остальные члены экипажей: борттехники Григорий Чиграй 1908 г. р., самый старший по возрасту, и Михаил Ерохин, штурман Валентин Бакулин, стрелки-радисты Валентин Кизенков и Григорий Рева.

Однако вопросы остаются. В акте написано: «Экипаж Соболева — найдены только отдельные части тел. Самолет Коновалова врезался в болото отвесным пикированием и лобовым ударом (так как не повреждены окружающие деревья в месте падения самолета). При ударе самолет загорелся… Отдельные части самолета и моторов ушли в трясину на 3–4 метра. Найдены отдельные части тел».

Отметим, что большой вклад в увековечение памяти погибших в катастрофе 30 мая 1943 г. внесли красноярские поисковики во главе с директором музея «Моя малая родина» красноярского лицея № 11 Ольгой Леонидовной Подборской. Благодаря их усилиям теперь известны и имена героев, спасших деревню от разрушений, и обстоятельства их подвига.

Много было аварий и с американскими самолетами 45-го запасного авиаполка. Причем некоторые из них происходили в городской черте Красноярска. Так, 29 апреля 1943 г. в районе железнодорожного моста в Енисей упал бомбардировщик «Бостон». Там же 28 ноября упала «Аэрокобра». Катастрофы происходили и у Дрокинской горы. Там в июне 1943 г. рухнула еще одна «Аэрокобра». Пилот Николай Костин решил сделать «бочку», но не рассчитал высоту, самолет врезался в землю.

На территории края покоится еще много останков самолетов времен Великой Отечественной войны. Но самое главное, остаются незахороненными останки людей, пилотов, которые гнали эти самолеты на фронт, где они были так необходимы.

Дата последнего изменения: 01.04.2016

Источники

  1. Красноярск — Берлин. 1941—1945. Историко-публицистическое краеведческое издание, посвященное 65-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне. — Красноярск: Поликор, 2010. — 448 с.