Выберите категорию

×

Кублицкий Алексей Александрович

Командование высоко оценило подвиг связиста Алексея Кублицкого при переправе через реку Нарев в Польше

Герой Советского Союза (1945). Связист, старший сержант.

Родился а 1919 году в д. Михайлово-Шахово (ныне Тайшетский район Иркутской области).

Умер в 1989 году в Канске.

Окончил неполную среднюю школу, работал путевым рабочим на станции Ключи, затем после окончания курсов при Тайшетской МТС — бригадиром трактористов в колхозе. В октябре 1939 года призван в Красную Армию Тайшетским РВК. Служил в пограничных войсках на Дальнем Востоке.

На фронтах Великой Отечественной войны Алексей Кублицкий с 15 февраля 1943 года. 23 ноября 1943 года награжден первой боевой наградой — медалью «За отвагу». При прорыве вражеской обороны в районе села Новые Колосы Рогачевского района Гомельской области 24 июня 1944 года и при форсировании реки Друть Кублицкий обеспечил бесперебойной связью командира батальона. Вместе с пехотой ворвался в траншеи противника и сразу же наладил связь. 3 июля 1944 года отважный связист был награжден орденом Отечественной войны I степени.

Командир отделения роты связи 30-го Хасанского стрелкового полка 102-й Дальневосточной стрелковой дивизии (48-я армия, Белорусский фронт) старший сержант Кублицкий 7 сентября 1944 года отличился при форсировании р. Нарев, что южнее г. Ружана (Польша). «В сентябре 1944 года наша 102-я Дальневосточная дивизия вместе с другими соединениями 48-й армии гнала фашистов на запад по многострадальной земле Польши, - вспоминал фронтовик. - С тяжелыми боями мы достигли реки Нарев (приток Западного Буга), стали готовиться к форсированию. Задача предстояла нелегкая. Надо было преодолеть трехсотметровую водную преграду, заминированный луг и, выбив врага с укрепленной высоты, захватить плацдарм на противоположном берегу. Нам, группе связистов (я в то время был командиром отделения телефонной связи 30-го стрелкового полка), было поручено обеспечить связь командного пункта полка с подразделениями, которые первыми переправятся через реку. По личному опыту я знал, что дело предстоит сложное и ответственное. Как лучше справиться с ним? Обычно связисты переправлялись через водные преграды вместе с передовыми группами. А что если попытаться установить связь с другим берегом до начала форсирования? Эту мысль я высказал командиру, он одобрил. Сумерки помогали маскировке. Только белый свет ракет, периодически взлетавших за рекой, рассекал темноту ночи. Наша лодка бесшумно отошла от берега. Плыли медленно и осторожно, опуская в воду увешанные снарядными гильзами телефонные провода. Наконец лодка мягко ткнулась носом в песчаную отмель. Тихо выбрались на берег, окопались и стали ждать начала артиллерийской подготовки. В назначенное время, рассыпая искры, в небо взвилась условленная ракета. Дрогнула земля, на позициях фашистов стали рваться снаряды. Под артиллерийскую канонаду полным ходом шла переправа через реку. Переправившиеся подразделения подтягивались ближе к высоте, изготавливались к атаке. И как только наша артиллерия перенесла огонь в глубину обороны противника, десантники ринулись на высоту. Еще не оправившиеся после артналета гитлеровцы не смогли оказать достаточно сильного сопротивления. Многие из них даже не успели вернуться в траншеи из укрытия, когда начался артобстрел. Высота была взята атаковавшим ее батальоном. Гитлеровцы откатились, но вскоре собрались с силами и начали теснить десантников. Им удалось прорваться к командному пункту батальона. Там завязалась отчаянная рукопашная схватка. Когда атака была отбита, стало известно, что командир батальона и почти все офицеры погибли или были ранены. Я взял командование на себя».

«Ряды бойцов, прорвавшихся на высоту, сильно поредели. Боеприпасы были на исходе. В довершение ко всему внезапно оборвалась связь с КП полка. Оставив у телефона одного из бойцов, я отправился искать повреждение. Полз, держа в руке провод, и чувствовал кожей каждую свистевшую мимо пулю, каждый буравящий воздух снаряд: местность была открытая, простреливалась. Найдя обрыв, связал провода, и линия заработала. Ворвались во вражескую траншею, во время рукопашной саперной лопаткой зарубил немецкого офицера, уничтожил несколько солдат автоматной очередью. Положение десантников, захвативших высоту, с каждым часом становилось все отчаяннее. Гитлеровцы подтянули резервы, ввели в бой танки и самоходные орудия. Прямо на нас, связистов, поднимая шлейф пыли, полз «фердинанд». Среди нас было несколько молодых бойцов, они так близко видели это чудовище впервые. Мне же довелось вплотную встречаться с вражескими танками раньше, под Курском. Взяв две противотанковые гранаты, я пополз от воронки к воронке навстречу лязгающей самоходке. Она стремительно подкатывалась ко мне. Вот уже до вражеской машины остались считанные метры. Я привстал и что есть силы швырнул гранату. Над «фердинандом» вспыхнул огненный факел, поползли клубы дыма. Бой продолжался. Когда был ранен один из пулеметчиков, я занял его место. Несколько раз фашисты безуспешно пытались взять защитников высоты в кольцо. Людей в траншее оставалось все меньше и меньше, многие получили ранения. Я тоже был дважды ранен. Но ни у кого и мысли не было об отступлении. Неожиданно враг прекратил стрельбу. До нас дошел усиленный радиодинамиком голос: «Мы уважаем вашу храбрость. Вы обречены на гибель, но сохраните жизнь, если сложите оружие. Сдавайтесь!» «Дешево взять хотите!» — крикнул кто-то из бойцов в ответ. Я посмотрел в сторону реки. Через Нарев уже были наведены штурмовые мосты, и по ним непрерывным потоком бежали солдаты. Доски прогибались, утопая в воде, и с высоты казалось, что люди движутся прямо по воде. Когда мы уже отбивались последними патронами, у подножия высоты раздалось наше родное «ура» — подоспело подкрепление. Вместе с ним мы бросились преследовать повернувшего вспять противника. Куда-то отступила усталость, за спиной будто выросли крылья. И тут вдруг перед глазами взметнулось пламя. Брызнул в небо черный фонтан земли. Бойцы меня вынесли с поля боя и в бессознательном состоянии доставили в медсанбат. Осколками мины раздробило правую ногу, ее пришлось ампутировать. Госпиталь в Белостоке, в Туле, полгода на излечении. В далеком тыловом госпитале, в городе Туле, я и узнал о присвоении мне высокой награды Родины. Признаться, не думал, что так высоко оценят мои ратные дела. Там,в окопах, никто из нас не помышлял о наградах. Мы просто делали то, что положено делать солдату на войне», - рассказывал Алексей Александрович.

Звание Героя Советского Союза старшему сержанту Кублицкому было присвоено указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года. В 1945 году он был демобилизован по инвалидности.

После войны в 1948 году окончил Иркутскую партийную школу, работал парторгом Иркутской кондитерской фабрики. В 1951 году окончил юридическую школу, работал в лесной промышленности в Иркутской области, затем преподавателем автошколы в г. Канске. 

Дата последнего изменения: 10.05.2016

Источники

  1. Присвоить звание Героя. Историко-публицистическое краеведческое издание, посвященное 70-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне. – Красноярск: Поликор, 2014. – 448 с.