Выберите категорию

×

«Когда исчезают грани реальности», Елизавета Зуева

Когда я училась в младших классах, моими самыми любимыми книгами были повести и рассказы А. П. Гайдара. В девятом классе я прочитала книгу Солоухина «Соленое озеро». Для меня это был шок. Захотелось узнать, а все ли в книге правда. Кроме того, в каждой деревне Ужурского и Шарыповского районов, в Хакасии есть памятники, на которых написано: «Жертвам, погибшим от рук банды Соловьева». Так кто же он, бандит или герой?

Пришлось прочитать много литературы, побывать в архивах Ужурского и Шарыповского районов. Конечно же, он не герой, больше бандит, человек, который потерял грань реальности. В его положении оказались тысячи людей, за которых кто-то где-то решал, как им жить, что делать и как поступать.

Личность в истории играет огромную роль. Кто-то может стать вождем масс, кто-то просто руководителем. До вождя, конечно, Соловьеву далеко, а вот руководителем локального масштаба он стал. Так каким он был человеком?

Родился Иван Николаевич Соловьев, хотя существуют и другие версии, видимо, в 1890 году, был родом из семьи казаков-бедняков Николая Семеновича и Лукерьи Петровны Соловьевых, проживавших в станице Соленоозерной (или Форпост) Минусинского уезда Енисейской губернии. По воспоминаниям односельчан, Ванька Кулик, как звали Соловьева в детстве из-за формы носа, был грамотным и православным, но отличался с сестрами уличным хулиганством и скандалами.

В 1911 году Соловьев был призван на военную службу, которую он проходил в отдельной казачьей сотне, преобразованной с началом Первой мировой войны в Красноярский казачий дивизион. При Колчаке Соловьев, мобилизованный в белую армию, служил старшим урядником в 1-м Енисейском казачьем полку. После окончания Гражданской войны вернулся в поселок Соленое Озеро. Был арестован советской властью, приговорен к одному году лагерей за службу у Колчака. Бежал из лагеря.

Политика военного коммунизма не успела дойти до Сибири, когда там была свергнута советская власть. Сибиряки узнали, что такое колчаковщина, поэтому заняли сторону Советов. Вот после 1920 года узнали, что такое политика военного коммунизма, когда из амбаров выгребали весь хлеб, забирали скот, объявляли непомерные налоги.

Люди стали уходить к Соловьеву. Дети и внуки тех, кто жил в то время, рассказывают, что Соловьев разоружал продотряды, убивал чоновцев, возвращал отобранный у крестьян хлеб и скот.

В Гражданской войне нет победителей и побежденных, когда жители одной страны берутся за оружие, у каждого — своя правда. Исчезает грань реальности. Часть хакасов видели в Соловьеве своего защитника, народные сказители сочиняли о нем песни и сказания.

В то же время среди ширинских хакасов был и такой человек, как хайджи (хакасский народный певец и сказитель) Ф. А. Торин, чьи песни звали земляков на борьбу с Соловьевым и пророчествовали его близкую гибель.

Соловьев был умным человеком, и в Хакасии, где была его база, где люди ему верили, он действительно вел себя как народный защитник. А вот, совершая набеги на Ужурскую и Шарыповскую волости, проявлял себя как настоящий бандит.

Строки из воспоминаний красного партизана Константина Васильевича Марьясова 1891 года рождения: «В 1922 году белогвардейская банда Соловьева и Родионова укрывалась вблизи деревни Темра, я тогда был секретарем партячейки, нам было дано задание выловить белогвардейцев. Несколько человек мы выловили, командовал нами Перевалов. В конце марта мы снова обнаружили белогвардейцев около озера Простакишино, здесь и был убит Григорий Михайлович Привалов. За участие в партизанском движении моя жена была убита, когда мы находились на озере и вели борьбу с белогвардейцами. Любовь Сергеевна не сказала, где я нахожусь, и они ее замучили, исколов грудь и вырвав из ушей серьги, они расстреляли жену прямо в доме» (ШРМА, ф. Р-88, архивная коллекция «Жизнь замечательных людей»).

Соловьевцы постоянно угоняли из улусов лошадей, порой бросая загнанных, резали животных, забирали продукты, имущество, теплую одежду и обувь. Десятками пудов вывозили они хлеб и муку из деревень Парная, Усть-Абакан, Копьёво, Сон, из улусов Можар, Сютик, Ораки. Только весной 1923 года соловьевцы ограбили рабочих и общество потребителей в поселке Теплая Речка, улусы Когунек, Большой Арыштаев и другие, угнали лошадей из Уленя и Райкова, на восьми подводах вывезли шубы и продукты из Парной. Терроризируя население, в одном из улусов «бандиты» сожгли два дома, из другого угнали табун в 60 лошадей. В селе Коксино Кийков предал смерти шесть невинных жителей. Бандой Кулакова на рудниках и в Усть-Бири с жестокостью были убиты 15 человек.

Работая над темой сочинения, я посетила музей школы в селе Парная Шарыповского района. Там мне рассказали такую историю.

Между берегом улицы Набережной и концом Стрелки во время Гражданской войны был затоплен бронзовый колокол, снятый красными с церкви (или спрятан от них), который и сейчас находится в воде (правда, почти весь ушел в ил). Кроме того, говорят, что в районе затопленного колокола был разбит красными партизанами из орудия плот с бандитами банды Соловьева, где находилась небольшая часть золота Колчака, а также драгоценности, награбленные Соловьевым по окрестностям.

Умерший в 1988 году Саша Писаный (прозвище из-за татуировок по всему телу), отсидевший на зонах около 30 лет за участие в банде Соловьева, и Евдокия Халиулина (гражданская жена Соловьева) рассказывали, что среди утонувшего клада была шашка Колчака из чистого золота, рукоятка которой была инкрустирована драгоценными камнями.

В 1970-х годах приезжала экспедиция из Ленинграда, которая пыталась найти клад, однако у водолазов шла кровь из ушных раковин из-за глубины, и поэтому клад в иле они не нашли. Видели только колокол. Даже сейчас жители Парной считают Соловьева бандитом.

Все изменилось в 1921 году. Советская власть, осознав всю трагичность политики военного коммунизма, отказалась от нее. На Х съезде ВКП(б) была принята новая экономическая политика. Введен твердый продналог, крестьянам разрешили заниматься тем, чем они занимались из века в век, — растить хлеб. Вот тогда люди стали уходить от Соловьева.

Когда проходишь по центру нашего города, то видишь обелиск «Героям Гражданской войны». Он стал таким привычным, что на него уже не обращают внимания, а о Гражданской войне уже никто не помнит.

В краеведческом музее мне показали списки расстрелянных во время Ужурского восстания 1919 года, погибших от рук соловьевцев. Всего в могиле — 201 жертва. В основном это молодые люди. 201 поколение ужурцев не появилось на свет. Оборвалась ниточка жизни, не появились дети, внуки, правнуки. Как легко можно оборвать жизнь человеческую, но особенно это трагично, когда это происходит в братоубийственной войне.

В новейшей истории Россия несколько раз стояла на грани такой войны. Но человеческая жизнь бесценна. Никто не должен переходить грань реальности.

Елизавета Зуева,
средняя общеобразовательная школа № 1 им. Героя Советского Союза А. К. Харченко,
город Ужур, Ужурский район,
конкурс школьных сочинений «Место в истории», 2013 г.

Дата последнего изменения: 31.10.2014