Выберите категорию

×

«Моя земля, мои родные», Владимир Лопашов

Красноярье. Сибирь. Сибирская земля… Что значат эти слова для меня, шестнадцатилетнего мальчишки, жителя одного из старинных мест этого края — города Енисейска, который вскоре отметит свое четырехсотлетие?

Конечно же, это земля широких просторов и необъятных богатств. Только здесь, мне кажется, такое синее-синее небо, а сосны своими вершинами тянутся к нему, стремясь задеть облака. Только здесь весной так ароматно пахнет цветущая черемуха, от запаха которой кружится голова. А гроздья рябины на исходе сентября? А крики птиц, прощающихся с Сибирской землей до следующей весны? Все это: и небо, и сосны, и черемуха, и рябина — это все моя Родина, мой край, мой маленький любимый город, город моего детства, моего взросления, молчаливый свидетель всех значимых событий в жизни людей.

С 2007 года мой край стал еще богаче и дружнее, объединившись с Таймыром и Эвенкией. Сегодня тысячи людей, проживающих на берегах Енисея, Ангары, Хатанги, Нижней Тунгуски, могут, как и я, назвать себя сибиряками. И это вовсе не громкие слова. Землю, на которой мы живем, издавна называли матушкой Сибирью. Для нас, ее жителей, она действительно мать: нежная, заботливая, подчас строгая, но справедливая, которая и пожалеет, и приласкает, а если провинился, то накажет, призовет к совести. С детства мы ощущаем ее суровый нрав, непокорный характер, морозное дыхание и доброе сердце. К сожалению, мы нечасто задумываемся и помним об этом, но, попав в далекие края, с гордостью осознаем, что о сибиряках везде и всегда говорят с уважением и почтением. А вдали от родного дома ты вдруг начинаешь чувствовать, как неудержимо тебя тянет к этим родным местам, как становятся они все ближе и милее сердцу.

Родина — это не только березы, сосны и морозы. Это, конечно же, люди, сибиряки, мои земляки. На этой земле бок о бок живут и трудятся люди разных национальностей: русские и татары, белорусы и немцы. Каждый из них волею судьбы попал сюда, попал, пустил корни, и эта суровая земля стала его домом, родиной. Вот и мои предки, сосланные в лихую годину Великой Отечественной войны из Поволжья, вписывали свои страницы в историю края, Сибири, неся гордое звание — сибиряк. Несмотря на трудности, они обживали этот великий край, сеяли хлеб, занимались ремеслом, строили дома, учили детей.

Моя бабушка, Лилия Генриховна Зайденцаль (Рихтер), родилась в тот самый страшный 1941 год, когда началась Великая Отечественная война, и ее семья, как многие немецкие семьи Поволжья, была депортирована в Сибирь. Семья в один день лишилась всего, что было накоплено за долгие годы. С собой успели взять только самое необходимое: узелок одежды, немного еды и сепаратор, благодаря которому и выжили. А в Поволжье остался крепкий дом, большой сад, родная деревня Шульц в Саратовской области. В семье было семеро детей: Лидия, Эрна, Эмилия, Вили, Фрида, Элла, вскоре, 19 декабря 1941 года, здесь, на Сибирской земле, на свет появилась маленькая сибирячка Лилия (моя бабушка). Поэтому Сибирь для бабушки является родиной, здесь она родилась, выросла, встретила свою любовь, здесь родились ее дети, здесь она живет и сейчас и не мыслит свою жизнь в другом месте.

Семью отправили жить в Пировский район, в татарское село Куренная Ошма (от слова «корень», как напоминание о прежней жизни, о своих корнях). Их поселили в старенький, заброшенный домик, но татары — дружный народ, помогали всем, чем могли. Мама работала в колхозе, папа устроился конюхом в колхоз «Новая пятилетка». Заработную плату исчисляли трудоднями, давали немного зерна. Вскоре отца, брата и сестер Эмилию и Лидию забрали в трудармию, в Бурятию, на валку леса.

Бабушка рассказывает, что, родившись в сибирском селе, где в основном жили татары, она и стала говорить исключительно на татарском языке. А чтобы научить дочку перед школой русскому языку, родители решили устроить ей «забастовку»: они не разговаривали с ней, хотели, чтобы она наконец-то заговорила на русском. И вот однажды, рассказывает бабушка, напугала ее деревенская собака, она прибежала и лопочет на татарском маме, что произошло с ней, а та делает вид, что не слышит ее, не понимает, тогда бабушка берет маму за большой палец и кусает ее за него, чтобы та поняла, как ее хотела укусить собака.

Дети того времени сами делали себе игрушки: шили из тряпочек кукол, из коровьей шерсти делали мячики. К одежде относились просто, младшие донашивали то, что оставалось от старших. Отец сам шил обувь из выделанной свиной кожи — чуни. Когда бабушка училась в школе, ей купили кирзовые сапоги. Она очень радовалась, берегла их.

Семья была дружной, религиозной, соблюдали посты, скромно отмечали праздники. Мама учила детей молиться по-немецки. Без молитвы не садились за стол. Вечером перед сном пели немецкие песни. На Пасху с вечера дети ставили шапки и с нетерпением ждали, что утром пасхальный заяц положит в шапку крашеные яйца. Эта традиция сохранилась в нашей семье: каждый год в Пасху бабушка готовит нам, внукам, сюрприз: шапку с крашеными яйцами, сладостями.

В 1947 году семью перевели в деревню Кузнецово. А в 1959 году переехали жить в город Енисейск. В Енисейске и прошла вся ее жизнь. Дом, работа, подрастали дочери. Так моя бабушка вписывала свои страницы в историю края, Сибири, страницы честные, правдивые, ничем не запятнанные.

Сибирь стала родиной для большой семьи моей бабушки, которую насильно отправили сюда, как и тысячи других семей. Многие из тех людей, пройдя суровые испытания, все-таки выстояли, выжили, вернулись к жизни, потому что в Сибири нельзя иначе. Здесь все помогает жить: и батюшка-Енисей, и красавица-тайга, и великодушные, сердечные сибиряки, мои земляки.

Красноярье. Сибирь. Сибирская земля… Что значат эти слова для меня? Многое… Это моя семья, родные, мой дом, моя Родина.

В одной из газетных статей академика Д. Лихачева я нашел слова, которые тронули меня своим глубоким смыслом: «Воспитывают человека не только семья, школа, коллектив. Незаметно для каждого из нас „учителями“ становятся прошлое, история».

Неумолимо идет время. Оно необратимо. С каждым годом редеют ряды ветеранов Великой Отечественной войны. Из жизни уходят и те, кто видел и помнил войну глазами ребенка, подростка, как моя бабушка, которая рассказала мне о своей жизни.

Память — понятие конкретное. Она не в клятвенных словах, а в наших делах — обыкновенных, земных, повседневных. Память дает начало многим благодарным делам.

Владимир Лопашов,
средняя общеобразовательная школа №  9,
город Енисейск,
конкурс школьных сочинений «Место в истории», 2013 г.

Дата последнего изменения: 06.11.2014