Выберите категорию

×

Виктор Неволин. Глядящий в недра

Виктор Андреянович Неволин знает Красноярский край от и до, исходил его вдоль и поперек в экспедициях, открыл и разведал Олимпиадинское золоторудное месторождение.

Экипаж корабля «Донец», 1949 г. В. А. Неволин во втором ряду третий слева. Источник: Жизнь как история: почетные граждане Красноярского края. — Красноярск, 2010 Экипаж корабля «Донец», 1949 г. В. А. Неволин во втором ряду третий слева. Источник: Жизнь как история: почетные граждане Красноярского края. — Красноярск, 2010

Виктор Андреянович Неволин удостоился звания почетного гражданина Красноярского края одним из первых. Ему, в прошлом главе Мотыгинского и Северо-Енисейского районов, практику-производственнику, ученому, геологу, бывшему директору «Красноярскгеологии», наш регион во многом обязан развитием своей минерально-сырьевой базы. Этот человек знает свой родной край от и до. Большую его часть он не изъездил даже, а прошел пешком. В экспедициях исходил вдоль и поперек всю Эвенкию и Таймыр. Неволин горячо приветствовал объединение региона, на благо которого геолог трудился всю жизнь.

С моря — под землю

На маршруте, 1957 г. Источник: Жизнь как история: почетные граждане Красноярского края. — Красноярск, 2010 На маршруте, 1957 г. Источник: Жизнь как история: почетные граждане Красноярского края. — Красноярск, 2010

Виктор Андреянович родился 3 марта 1926 года в селе Верхнеусинском Ермаковского района Красноярского края в старообрядческой семье. В 1931 году его отец — крестьянин-середняк Андреян Моисеевич Неволин — вместе с семьей был выслан в Пышкинско в Троицком районе Томской области. Про свои юные годы Виктор Андреянович рассказывает так:

— Какими мне запомнились родители? Они запомнились мне крестьянами — трудолюбивыми, честными, выносливыми людьми. Они, как и большинство крестьян в то время, были малообразованны — окончили два или три класса приходской школы. При этом у них были какой-то природный ум, смекалка, интерес к жизни. Мама работала уборщицей. Отец — охотником, заготавливал пушнину, долго работал в Нарыме. После войны он занимался разведением соболей, которые в свое время на территории Сибири были уничтожены, а потом их стали завозить из других районов и выпускать в дикую природу. Отец до такой степени привык трудиться, не мыслил себя без дела, что почти до самой смерти, а прожил он 90 лет, продолжал работать. Работу брал такую, чтобы старику хватало сил: сторожил что-то, активно занимался огородом.

В начале своей трудовой деятельности будущий главный геолог Красноярского края пошел по стопам отца — работал кадровым охотником. В те годы он хорошо узнал и навсегда полюбил сибирскую тайгу.

Наступило суровое время войны. В феврале 1943 года Виктор ушел добровольцем на фронт. Начались восемь лет плавания по морям в рядах ВМФ. За это время Неволину довелось служить на трех флотах: Тихоокеанском, Балтийском и Черноморском. В 1945 году он участвовал в разоружении немецкого военно-морского флота. В 1946 году — в знаменитом походе кораблей с Балтийского на Черное море. Там ему пришлось принимать участие в еще одном событии, вошедшем в учебники военной истории, — тралении мин в акватории Черного моря. Здесь после войны осталось плавать немало немецких мин, которые нужно было во что бы то ни стало обнаружить и уничтожить. Чем окончилась бы встреча мирного советского корабля с ними, и говорить не стоит. Об этом времени Неволин говорит скупо. В последние годы морской службы он оказался в разведке, прошел агентурную подготовку и подписал не одну бумагу «о неразглашении».

— После этой секретной службы я был отправлен в запас. Естественно, написал обещание, что не буду разглашать военную тайну и в течение 20 лет стану ежегодно сообщать в командование Черноморского флота, в управление разведки о том, где я нахожусь и чем занимаюсь. В случае каких-то осложнений военного свойства я был обязан прибыть для исполнения своих служебных обязанностей. К счастью, не пришлось.

На долю Виктора Неволина не выпало ярких военных событий вроде чудесного спасения из самого пекла битвы и радости участия в освобождении от гитлеровской оккупации братских народов. Война для него была предельно тяжелым каждодневным ответственным трудом матроса.

— Во время войны на флот была возложена в первую очередь оборонительная функция. Не наступательная, врага мы не теснили, крупных военных операций не было, но была постоянная работа по обеспечению безопасности морских границ нашего государства. Уже после войны Сталин сказал, что советский военно-морской флот от начала и до конца выполнил свою освободительную миссию. Эту фразу потом часто вспоминали моряки. Армейский опыт? В боях я не отличился, ни одного немца не убил. Привык к дисциплине, честно служил, работал не покладая рук. Впрочем, эти качества, привитые родителями с раннего детства, во мне были еще до войны. Тем более я ждал демобилизации, хотел вернуться в Сибирь, к родной природе. Скажу откровенно, морской прибой мне надоедал, я очень скучал по шуму зеленой тайги.

И вот Неволин возвращается домой, в Сибирь. Из Томска он хочет ехать работать «на севера», молодого человека манит суровая романтика тех краев, но родственник переубеждает: «Наработаться в этой жизни ты успеешь, а вот пойти учиться сейчас надо обязательно». Что ж — учиться так учиться.

С детства увлеченный историей (исторические книги — до сих пор самое любимое чтение Виктора Андреяновича) и географией (а как иначе после восьми лет на флоте?), долго думал, на какой из двух факультетов поступать. Как водится, случай подсказал третий путь — он опоздал с подачей документов и понял, что историком и географом ему пока не быть (к слову, одна из дочерей Виктора Андреяновича окончила географический факультет, так что кармические законы сработали вполне). Тогда абитуриент Неволин решил послушать, что говорят поступающим преподаватели-геологи. Их рассказы заинтересовали, а жизнь этих специалистов напомнила жизнь моряков. Почему не поступить? Этот шаг и определил дальнейшую судьбу главного геолога края.

Учиться понравилось с самого начала, а когда после первого курса пошла интереснейшая выездная практика, Неволин окончательно убедился в правильности выбранного пути. Виктор Андреянович «в полях» был словно рыба в воде — как и любому активному человеку, ему всегда нравилось быть в движении, путешествовать, с детства благодаря родителям он привык быть на природе, а любовь к тайге за годы разлуки с нею только усилилась. После окончания университета Неволин решил вернуться на родину — в Красноярский край.

Специалиста в геологической съемке и поиске месторождений полезных ископаемых охотно приняли на работу в трест «Енисейзолото». Тогда молодой специалист не был обременен семейными узами и мог поехать на Север, как мечтал после увольнения с флота. Только мама не хотела отпускать — думала, что Север — страшное место, и боялась, что сын там непременно заболеет цингой. К счастью, болеть было некогда — сразу навалилась интересная работа участкового геолога: месторождения полезных ископаемых приходилось искать не только на земле, но и под землей. С 1956 по 1961 год Неволин — участковый геолог на Советском руднике, начальник поисково-разведочной партии Северо-Енисейского рудоприискового управления и начальник Тейской поисково-съемочной партии Ангарской геологоразведочной экспедиции Красноярского геологоуправления.

Из геологов в партийцы и обратно

Районная партконференция Мотыгинского района. Неволин четвертый справа. Источник: Жизнь как история: почетные граждане Красноярского края. — Красноярск, 2010 Районная партконференция Мотыгинского района. Неволин четвертый справа. Источник: Жизнь как история: почетные граждане Красноярского края. — Красноярск, 2010

Карьерный рост Виктора Андреяновича был типичным для эпохи Хрущева. На должность партсекретарей тогда производственников, хозяйственников и управленцев принимали более охотно, чем гуманитариев, за плечами которых была только партийная школа. Он оказался в нужное время в нужном месте — сначала вышел в начальники геологической партии, потом — в секретари партийной организации. Так и выдвинули его на должность первого секретаря Северо-Енисейского райкома партии. А когда в 1963 году Северо-Енисейский район объединили с Удерейским и был образован Мотыгинский район, Неволин и там был на десять лет избран первым секретарем райкома. На вопрос, были ли в те годы дела, которые он может вспомнить с гордостью и удовлетворением, наш герой пожимает плечами. И там была работа. Каждодневная, напряженная, очень важная.

— Я был очень лояльным руководителем. У меня никогда не было стремления всем нравиться, как и у любого человека, у меня были недостатки, но я старался помочь людям в социальной сфере. Когда я начинал партийную карьеру в Северо-Енисейске, много занимался созданием приемлемых условий для жизни людей. В те годы мы много строили жилья, производственных помещений. Геологи — люди, привыкшие к работе в тяжелейших полевых условиях, и любое жилье после барака и палатки казалось им вполне пригодным. О себе тогда мало думали. Тем более такие люди непритязательные, сильные, не привыкшие жаловаться на плохие условия. Да и нередко просто их не замечавшие. Приходилось вмешиваться, инспектировать, смотреть, как у других, перенимать опыт. Я считаю, что большое дело сделал, когда переселил в Красноярск северян, нуждавшихся в жилье.

Нужно было сохранить кадры, геологическую команду. Добрая половина специалистов-геологов в Красноярском крае была «западниками» — те, кто приехал в Сибирь после окончания вузов Москвы, Ленинграда, Воронежа, Свердловска, Тарту. Их жизнь здесь нельзя было назвать сладкой. Без отрыва от партийной работы в 1969 году Неволин защитил кандидатскую диссертацию на тему развития золотой промышленности в Енисейском кряже в Мотыгинском и Северо-Енисейском районах. Материалы для научной работы собирал «в полях» на протяжении семи лет. Тогда проявилось очень ценное умение Неволина прислушиваться к чужим советам. Виктор Андреянович вспоминает:

— К нам в район приехал академик Яншин и спросил меня: «Вот когда тебя снимут с работы, куда пойдешь?» Я отвечаю, что в геологию. А он и говорит: «Как? Будешь рядовым геологом? Ты ведь в начальники уже выбился, так что пиши диссертацию!» Ну я и восстановился в аспирантуре.

Неволин был профессиональным, а главное — совестливым управленцем. Такие люди, если им не ставить палки в колеса, многого добиваются. Тем не менее тяга к геологии оказалась сильнее. И Неволин в конце концов вернулся к любимой профессии.

— Тогдашние руководители края Владимир Иванович Долгих и Павел Стефанович Федирко рекомендовали меня на должность начальника Красноярского территориального геологического управления. За это я им очень благодарен. Я прошел школу комсомольской работы, был секретарем комсомольской организации дивизиона кораблей, потом экспедиции особого назначения, которая участвовала в морском переходе из Балтики в Черное море, потом вел занятия в системе политпросвещения, как депутат районного совета и райкома КПСС во всем участвовал... Но я совершенно не был привязан к партийной работе. Место геолога — в поле, представители этой профессии редко бывают политиками. Многие мои коллеги здесь, в Сибири, делали открытия мирового класса, но их имена оставались совершенно неизвестными в министерстве...

Время больших открытий

Виктор Неволин — генеральный директор ПГО «Красноярскгеология», 1986 г. Источник: Жизнь как история: почетные граждане Красноярского края. — Красноярск, 2010 Виктор Неволин — генеральный директор ПГО «Красноярскгеология», 1986 г. Источник: Жизнь как история: почетные граждане Красноярского края. — Красноярск, 2010

С 1973 по 1982 год Виктор Неволин руководил Красноярским территориальным геологическим управлением Мингео СССР. ХХ век стал золотым для сибирской геологии. А для геологии Красноярского края в особенности:

— Если взять и приблизительно оценить в денежном эквиваленте запасы норильских месторождений полезных ископаемых, то сумма будет даже выше, чем та, в которую оценили богатства Якутии, — говорит Виктор Андреянович.

За время работы Неволина в качестве главного геолога региона были созданы и обустроены три новые геологоразведочные экспедиции. Территория Центральной Сибири была покрыта геолого-геофизической съемкой масштабом 1:200 000, а отдельные рудные районы — масштабом 1:50 000. Геологами было открыто и разведано большое количество новых месторождений, среди которых Попигайское месторождение алмазов, Порожинское марганцевое месторождение, Олимпиадинское, Благодатное, Титимухта, Попутинское, Ведугинское, Боголюбское золоторудные месторождения, Удерейское золотосурьмяное, Татарское ниобиевое, Саянское хризотиласбестовое месторождения. Было выявлено Чуктуконское месторождение ниобия и редкоземельных руд, Кингашское медно-никелевое и другие. Открыто и разведано пять месторождений минеральных и радоновых вод. Крупные населенные пункты и производства были обеспечены запасами подземных пресных вод.

Виктор Андреянович руководил проектом по разведке крупнейших месторождений технических алмазов на Таймыре. Он принимал непосредственное участие и в расширении и наращивании сырьевой базы Канско-Ачинского угольного бассейна. Ученый-производственник внес существенный вклад в развитие Нижнего Приангарья. По его инициативе для укрепления сырьевой базы золота была создана специализированная Северная геологоразведочная экспедиция. Неволин развивал золоторудную базу: Олимпиадинское месторождение дало возможность краю увеличить в 2,5 раза добычу золота и выйти по этому показателю на третье место в России. Неволин стал одним из организаторов создания в крае новых горных предприятий по добыче ниобия, талька, магнезитов, каменного угля, мрамора и других полезных ископаемых. Он один из создателей геологического музея Центральной Сибири, входил в штаб строительства аэропорта Емельяново... Всех заслуг не перечислить.

Руководить геологией Красноярского края в то время было непросто. В Министерстве геологии, как почему-то повелось, не слишком жаловали руководителей красноярского управления. В отличие от коллег из Казахстана, Иркутской и Тюменской областей, которым присваивались высокие награды, наших как будто не существовало. Все изменилось после переезда некоторых наших земляков в Москву, на высокие посты. Руководители разных отраслей вспоминают, что имена Владимира Ивановича Долгих и Павла Стефановича Федирко на столичных чиновников оказывали воздействие почти магическое: вроде бы они должны мешать, ставить палки в колеса, а нет — стараются помочь.

— Я широко пользовался поддержкой в ЦК. К моему счастью, Долгих тогда стал секретарем, и он меня всегда выдвигал. В министерстве меня даже немного побаивались, зная об этом. И на годовых министерских коллегиях, когда на них присутствовал Долгих, мне всегда давали слово одному из первых. Так что награждение нашего красноярского объединения орденом Трудового Красного Знамени в известной степени и моя заслуга.

Виктор Андреянович ушел на пенсию в 1993 году с поста генерального директора производственного геологического объединения «Красноярскгеология». Однако для такого человека выход на пенсию — лишь формальная веха, никак не означающая прекращение бурной деятельности и выход из трудового строя. Им тут же было создано научно-производственное объединение «Центрсибгео». Исследовали сырьевую базу Центральной Сибири, писали отчеты, занимались прогнозами золоторудных месторождений в Нижнем Приангарье и медно-никелевых на водораздельном пространстве Ангары и Подкаменной Тунгуски. В период перехода России на рыночные отношения Неволин принимал непосредственное участие в создании новых совместных предприятий по добыче ниобия, магнезитов, золота, углей и мраморов. Все это время Виктор Андреянович участвовал в полевых работах, прекратив ездить «в поля» лишь несколько лет назад, когда возраст стал требовать щадящего режима.

Сейчас на общественных началах он вместе с рядом заслуженных геологов участвует в работе над фундаментальным справочником «Исследователи недр Сибири», в котором будут содержаться исчерпывающие сведения как о самих ученых, так и об открытых ими месторождениях. Эту работу Виктор Андреянович считает очень важной:

— Всегда говорили об ученых-геологах, а производственники, разработчики при этом терялись. Вот мы и решили их как-то объединить. Ученые все же больше кабинетные работники, материал для исследований им давали именно производственные организации, открывая месторождения. За всю историю в геологических исследованиях Центральной Сибири участвовала огромная армия людей — более трехсот тысяч человек, десятки тысяч дипломированных специалистов очень высокого класса. Пора, мне кажется, воздать им по заслугам, оценить их деятельность, воссоздать историю геологического изучения региона. Проект может помочь привлечению в регион новых инвестиций, он имеет общероссийское научное значение. Хотя собирать информационно-биографический материал нам чрезвычайно сложно.

Виктор Неволин — лауреат Государственной премии СССР за открытие и разведку Олимпиадинского золоторудного месторождения, он заслуженный геолог РСФСР, почетный геолог Монголии, награжден тремя советскими орденами и двенадцатью медалями. Он заслужил эти награды, почти двадцать лет руководя геологической службой Центральной Сибири (наш край, Тува и Хакасия).

Дата последнего изменения: 25.12.2014

Источники

  1. Чанчикова, Ю. Т. Жизнь как история: почетные граждане Красноярского края / Ю. Т. Чанчикова, Л. И. Зольников. — Красноярск: Офсет, 2010. — 256 с.: ил.